Бедная Лиза. Письма Русского путешественника

Читают: Л. Леликова,, С. Фёдоров

русская классика, русская литература

Про Карамзина известно, что он изобрел сентиментализм. Как все поверхностные суждения, и это справедливо, хотя бы отчасти. Чтобы читать сегодня повести Карамзина, надо запастись эстетическим цинизмом, позволяющим наслаждаться старомодным простодушием текста.
Тем не менее, одна из повестей, «Бедная Лиза» — благо там всего семнадцать страниц и все про любовь — все же живет в сознании современного читателя.
Бедная крестьянская девушка Лиза встречает молодого дворянина Эраста. Уставший от ветреного света, он влюбляется в непосредственную, невинную девушку любовью брата. Однако вскоре платоническая любовь переходит в чувственную. Лиза последовательно теряет непосредственность, невинность и самого Эраста — он уходит на войну. «Нет, он в самом деле был в армии, но вместо того, чтобы сражаться с неприятелем, играл в карты и проиграл почти все свое имение». Чтобы поправить дела, Эраст женится на пожилой богатой вдове. Узнав об этом, Лиза топится в пруду.
Больше всего это похоже на либретто балета. Что-то вроде «Жизели». Карамзин, использовав расхожий в те времена сюжет европейской мещанской драмы, перевел его не только на Русский язык, но и пересадил на Русскую почву.
Результаты этого незатейливого опыта были грандиозными. Рассказывая сентиментальную и слащавую историю бедной Лизы, Карамзин — попутно — открыл прозу.
Он первый стал писать гладко. В его сочинениях (не стихах! ) слова сплетались таким правильным, ритмическим образом, что у читателя оставалось впечатление риторической музыки. Гладкое плетение словес оказывает гипнотическое воздействие. Это своего рода колея, попав в которую уже не следует слишком заботиться о смысле: разумная грамматическая и стилевая необходимость сама его создаст.

В замечательных «Письмах Русского путешественника», написанных в то же время, что и «Бедная Лиза», Карамзин уже и трезв, и внимателен, и остроумен, и приземлен. «Ужин наш состоял из жареной говядины, земляных яблок, пудинга и сыра». А ведь Эраст пил одно молоко, да и то из рук любезной Лизы. Герой же «Писем» обедает с толком и расстановкой.
Путевые заметки Карамзина, изъездившего пол-Европы, да еще во времена Великой французской революций — чтение поразительно увлекательное. Как и любые хорошие дневники путешественников, эти «Письма» замечательны своей дотошностью и бесцеремонностью.
Путешественник — даже такой образованный, как Карамзин — всегда в чужом краю выступает в роли невежды. Он поневоле скор на выводы. Его не смущает категоричность скороспелых суждений. В этом жанре безответственный импрессионизм — вынужденная и приятная необходимость. «Немногие цари живут так великолепно, как английские престарелые матрозы». Или — «Сия земля гораздо лучше Лифляндии, которую не жаль проехать зажмурясь».
Романтическое невежество лучше педантизма. Первое читатели прощают, второе — никогда.
Карамзин был одним из первых Русских писателей, которому поставили памятник. Но, конечно, не за «Бедную Лизу», а за 12-томную «Историю Государства Российского». Современники считали ее важнее всего Пушкина, потомки не переиздавали сто лет. И вдруг «Историю» Карамзина открыли заново. Вдруг она стала самым горячим бестселлером. Как бы этот феномен ни объясняли, главная причина возрождения Карамзина — его проза, все та же гладкость письма. Карамзин создал первую «читабельную» русскую историю. Открытый им прозаический ритм был настолько универсален, что сумел оживить даже многотомный монумент.
Карамзин сделал для Русской культуры то же, что античные историки для своих народов. Когда его труд вышел в свет, Федор Толстой воскликнул: «Оказывается, у меня есть отечество! »
Хоть Карамзин был не первым и не единственным историком России, он первый перевел историю на язык художественной литературы, написал интересную, художественную историю, историю для читателей.
Государь Александр I за Историю Государства Российского жалует Карамзину 60 тысяч рублей, чин Статского Советника и орден Св. Андрея Первозванного.

Доп. информация: Талантливый Русский писатель Пётр Вайль открывает свои Уроки Изящной Словесности - Родная Речь рассказом о жизни и творчестве Н. М. Карамзина.
Обязательно к прослушиванию в блестящем исполнении ведущего Декламатора Рутрекера Капитана Абра!

Аудиокнига «Карамзин Николай Михайлович — Бедная Лиза. Письма Русского путешественника»

Год издания — 2006 год

Издательство — ООО «1С-Паблишинг».

Кодек — MP3

Битрейт — 128 kbps

Длительность — 22:20:09

Размер аудиокниги — 1.23 GB

Опубликовано — 20 мая 2015 года в 23:53

Другие аудиокниги этого автора

Письма русского путешественника — Карамзин Николай Михайлович

Письма русского путешественника — Карамзин Николай Михайлович

Н. М. Карамзин: «Я хотел при новом издании многое переменить в сих «Письмах», и. не переменил почти ничего. Как они были писаны, как удостоились лестного благоволения публики, пусть так и остаются. Пестрота, неровность в слоге есть следствие различных предметов, которые действовали на душу молодого, неопытного русского путешественника: он сказывал друзьям своим, что ему приключалось, что он видел, слышал, чувствовал, думал, — и описывал свои впечатления не на досуге, не в тишине кабинета, а где…

История государства Российского в 12-и томах — Карамзин Николай Михайлович

История государства Российского в 12-и томах — Карамзин Николай Михайлович

Николай Михайлович Карамзин - знаменитый русский писатель, публицист и историк. Двенадцатитомная «История государства Российского», написанию которой Карамзин посвятил последние 22 года своей жизни, охватывает период с древнейших времен до начала XVII века и является не только значительным историческим трудом, но и прекрасным литературным произведением. Карамзин внёс много нового в понимание общего хода русской истории и в оценки отдельных исторических событий, раскрыл при помощи психологического…

Новинки в этом разделе

Человек из красного дерева — Рубанов Андрей

Человек из красного дерева — Рубанов Андрей

В провинциальном городе Павлово происходит странное: убит известный учёный-историк, а из его дома с редчайшими иконами и дорогой техникой таинственный вор забрал… лишь кусок древнего идола, голову деревянной скульптуры Параскевы Пятницы. «Человек из красного дерева» – поход в тайный мир, где не работают ни законы, ни логика; где есть только страсть и мучительные поиски идеала. «Человек из красного дерева» – парадоксальная история превращения смерти в любовь, страдания – в надежду. Это попытка – …

Прикладная венерология — Шляхов Андрей

Прикладная венерология — Шляхов Андрей

Разумеется, автор должен сообщить своим уважаемым читателям и вообще всему человечеству, что все события, о которых идет речь в этой книге, являются продуктом его буйного неукротимого воображения, точно так же, как и имена действующих лиц, которые выдуманы от первой буквы до последней. Короче говоря, все совпадения случайны, но мы-то с вами хорошо знаем, что ничего случайного в этом мире нет и быть не может. Оглавление скрытый текст

Баргамот и Гараська — Андреев Леонид

Баргамот и Гараська — Андреев Леонид

В настоящее издание вошли рассказы разных лет:1) Баргамот и Гараська2) Петька на даче3) Ангелочек4) Кусака5) Жизнь Василия Фивейского6) Иуда Искариот

Мытная улица — Уварова Людмила

Мытная улица — Уварова Людмила

Здесь был дом. И двор. Где играли, дружили, взрослели, влюблялись. Откуда уходили на войну. Куда возвращались. А кто-то не возвращался. «Я прижалась лицом к его щеке. Я знала, мы оба думаем об одном и том же. О том, что надо уметь помнить. Продолжать любить и не страшиться вспоминать то, что прошло и уже не вернется. »Доп. информация: Для постера использована картина художника Владимира Парошина.

Мика и Альфред — Кунин Владимир

Мика и Альфред — Кунин Владимир

Одинокий талантливый художник Мика обладает удивительным даром – он может убивать людей, обидевших его, силой своей энергии. А еще у Мики есть удивительный друг Альфред. Он носит потрепанный тренировочный костюм, чешки со стоптанными задниками и летный шлемофон. И он не просто друг, он – домовой. И хотя кошки, собаки и женщины, очень точно ощущали его присутствие, для всех, кроме Мики он оставался невидимым. Закадычные друзья-приятели проходят через многие опасности и испытания, чтобы в конечном…